Город мертвых

Дмитрий Серков, Андрей Замахин (фото)
 

Самый крупный некрополь Кавказа, расположенный близ осетинского селения Даргавс, хранит немало загадок


"Город мертвых" стал последним приютом для нескольких поколений горцев.
(Фото: Андрей Замахин)

 

Идея побывать в Даргавском некрополе, который еще называют "городом мертвых", возникла во многом случайно. Во Владикавказе мы повстречались с большим знатоком истории Северной Осетии археологом Эльбрусом Кантемировым. Он поинтересовался, что мы видели в республике и где успели побывать. Когда мы перечислили ему практически все близлежащие достопримечательности, он в ответ искренне удивился: "Как? Вы не были в Даргавсе и не видели самый великий памятник древнего Иристона? Вам обязательно надлежит там побывать! Даргавс - это настоящая историческая загадка".

Некрополь в горах

От Владикавказа до Даргавской котловины ведет хорошая шоссейная дорога. Преодолев несложные перевалы, через два часа наш уазик уже пылил по улицам высокогорного селения. В прошлом Даргавс считался одним из наиболее крупных населенных пунктов Осетии. Сейчас здесь насчитывается всего около десятка домов. Селение расположилось на берегу реки Гизельдон в самом центре горной котловины, которая тысячи лет назад возникла под воздействием талых вод окрестных ледников. Сегодня это одна из самых крупных долин Осетии - ее протяженность составляет шестнадцать километров, и одно из самых солнечных мест в республике - до трехсот дней в году здесь стоит ясная погода. Даргавская котловина со всех сторон защищена горами от облачных фронтов и ветров, поэтому здесь существует особый микроклимат - даже осенью и зимой сухо. К тому же в котловине большое количество ровных пространств - редкость для горного ущелья. Уникальные условия этого района позволяют горцам жить в достатке за счет разведения скота и земледелия.

С горы Раминырах, с того места, где находится некрополь, открывается вид необычайной красоты. На южной стороне ущелья возвышается ледяная вершина горы Джимарай-Хох. С ледников постоянно дует прохладный ветер. Внизу бежит речка Гизельдон. Там же - руины заброшенного селения Хуссар-Хинцаг, над которыми возвышаются две родовые каменные башни. Чернеют их окна-бойницы. Эти башни когда-то были частью замка рода Мамсуровых. Именно здесь некогда проживали предки нынешнего главы Республики Северная Осетия-Алания Таймураза Мамсурова.


Во многих усыпальницах до сих пор можно увидеть останки, аккуратно уложенные в выдолбленные деревянные ладьи
(Фото: Андрей Замахин)


И неожиданный контраст: именно в этом прекрасном месте находится мрачный и грандиозный по своим масштабам "город мертвых". Всего в некрополе насчитывается девяносто пять сооружений. Усыпальницы делятся на три типа. Одни склепы располагаются над землей, и их крыша представляет собой ступенчатую пирамиду, собранную из сланцевой плитки прямоугольной формы. Эту плитку откалывали от скальной поверхности, и после нехитрой обработки она превращалась в подобие прочной влагонепроницаемой черепицы. Другой тип усыпальниц - это такие же склепы, но увенчанные двухскатным перекрытием. Третьи, самые непритязательные сооружения, наполовину расположены под землей и представляют собой прямоугольные камеры, сложенные из больших, грубо обработанных каменных плит. При возведении склепов Даргавского ущелья использовались те же строительные приемы, что и при строительстве оборонительных сооружений. "Это связано с тем, что и те и другие строения были созданы приблизительно в одно и то же время с учетом местных строительных традиций", - считает Эльбрус Кантемиров.

- Однако необычно то, что по своему виду осетинские склепы с пирамидально-ступенчатым перекрытием очень напоминают башни известных храмов Ангкора в Камбодже, - говорит Эльбрус Кантемиров. - Как объяснить это сходство, для нас пока остается загадкой.


(Фото: Андрей Замахин)

Последний причал

- Посмотрите вот в это окошко, - говорит наш проводник, указывая на узкий квадратный лаз, расположенный в центре фасадной стены склепа. - В древности через него вносили умерших и укладывали на настил. После этого окно закрывали деревянным щитом с задвижкой.

Мы осторожно приблизились к зияющему в желтой стене прямоугольнику и заглянули внутрь. От того, что мы увидели, мурашки пробежали по коже. Внутри на деревянном настиле прямо напротив окна лежали кости, черепа, обрывки одежды.

Очевидно, что с годами склепы становились усыпальницей для нескольких поколений людей, принадлежащих к одной фамилии. Некоторые сооружения имеют два, а то и три яруса. Когда свободного пространства внутри не оставалось, горцы делали дополнительный настил, для этого они пробивали в стенах пазы и вставляли в них деревянные балки, на которые затем укладывали доски.

По тому, как устроена усыпальница, можно понять, насколько был богат род, которому она принадлежит. Склепы с пирамидально-ступенчатыми перекрытиями, скорее всего, были построены представителями знатных фамилий. Изнутри своды такого сооружения кажутся величественными, в верхней его точке устанавливался пирамидально отесанный камень, который придавал склепу определенную завершенность. Возведение таких склепов было под силу только состоятельным семьям, поэтому их не так уж и много - всего четырнадцать.


Раскопки, проведенные в Даргавском некрополе, принесли богатый урожай находок. В древних осетинских захоронениях были найдены и боевые кинжалы, и женские украшения
(Фото: Андрей Замахин)


При изучении захоронений было найдено немало различных предметов, относящихся к разным историческим эпохам. Самые удивительные из них - это "лодки". Во многих захоронениях останки лежали в выдолбленных из дерева колодах, которые по своему виду напоминали лодку, ладью. Погребение в ладье - факт, не отмеченный у соседних народов. Ладьи находили в Даргавсе неоднократно, а около одной из них было даже положено... весло! Зачем оно в заоблачной выси, где самые крупные речные потоки абсолютно несудоходны?

Конечно, дело не в судоходстве. "Плавать на ладье в Даргавсе негде, - говорит доктор исторических наук Владимир Кузнецов. - Объяснение этой загадке нужно искать в каком-то неизвестном нам, еще не изученном и не раскрытом древнем культе, сохранившемся у осетин чуть ли не до нашего времени. Поневоле вспоминается мифическая река подземного царства Стикс, через которую души умерших переправляет на ладье перевозчик Харон. Возможно, есть какая-то внутренняя связь между этими античными мифами и погребениями в ладьях "города мертвых".


(Фото: Андрей Замахин)

Раскопки помогли составить богатую коллекцию предметов быта, которая позволила узнать много нового о культуре осетин. Полторы тысячи предметов - среди них ювелирные украшения, оружие, одежда - были найдены в Даргавском ущелье. В последний путь осетины брали и вещи, привезенные из других мест: восточные ткани, табакерки, грузинскую и дагестанскую керамику и даже русскую стеклянную посуду. Благодаря обнаруженным вещам археологи смогли установить период, когда в "городе мертвых" появились первые склепы. Скорее всего это начало XVII века. Это время, когда в Осетию вторгся персидский шах Аббас I, пересекший ее с востока на запад до Алагирского ущелья. А последние захоронения относятся к 30-м годам XIX века, когда начался процесс переселения горцев на равнину.

Память о чуме

Место, где нашли упокоение несколько поколений горцев, жители Даргавса стараются обходить стороной. Сельчане появляются здесь только в светлое время суток, чтобы накосить травы. Почему же смелые горцы с опаской поглядывают в сторону Раминыраха? С древних времен в Даргавском ущелье существует поверье: всякий, кто рискнет из праздного любопытства проникнуть в склеп, поплатится за это жизнью.

- Сельчане побаиваются больше по старой привычке, а не по причине своей дремучести или неграмотности, - рассказал нам учитель русского языка местной школы. - Ведь там, где смерть, там и страх, и мрачные слухи.

И все же страхи возникли не на пустом месте. Очевидно, у местных жителей сохранилась память об эпидемии чумы, бушевавшей в горных ущельях на рубеже XVIII и XIX веков и унесшей жизни десятков тысяч людей. Вымирали целые семьи. В результате население Осетии сократилось с 200 тысяч в конце XVIII века до 16 тысяч к середине XIX века. Осетины как народность оказались на грани вымирания.

Дурная слава "города мертвых" заставляла даже современных исследователей относиться к работам в Даргавском ущелье с осторожностью. "В 1967 году мы впервые отправились туда на раскопки, - рассказывает Владимир Кузнецов. - На тот момент медицина не могла нам дать точный ответ на вопрос, живут ли в "городе мертвых" возбудители чумы. Поэтому пришлось делать специальные пробы, которые, к счастью, показали их отсутствие. Но даже это не давало полной гарантии безопасности. Практически все участники экспедиции предпочитали работать в резиновых перчатках. А те, кто бравировал, работая голыми руками, считались смельчаками".

- Предки современных жителей Даргавса знали единственный способ, как можно приостановить эпидемию, - рассказывает Петр Козаев, заведующий отделом археологии и этнографии Северо-Осетинского государственного объединенного музея истории, архитектуры и литературы. - Чтобы не заразить своих соседей, больные целыми семьями, с детьми на руках уходили в заранее построенные склепы, где и умирали. Те, кто оставался здоровым, покидали ущелье.

У осетин традиции, обычаи и поверья живут очень долго. Может быть, поэтому дурная слава Даргавса как опасного, зачумленного места сохранилась и по сей день.

www.itogi.ru